открыть меню
8-800-550-47-02 (бесплатно по России)

Эволюция селекции

Методы селекции промышленных овощей, ягод и других растений, меняются и совершенствуются постоянно. Это требует хороших специалистов, а также передового подхода и новейшего оборудования. Российская селекция сегодня может уверенно конкурировать со многими заграничными коллегами. С теми же, всё ещё популярными у некоторых фермеров, голландскими селекционерами. Основатель компании «Гавриш», Сергей Фёдорович Гавриш, рассказывает об особенностях, которые делают его сорта коммерчески успешными и о том, чем семена его производства лучше зарубежных.

Эволюция селекции по Гавришу

Работа селекционера зависит не от вдохновения, а от наличия современных приборов и методик. Узнать о наличии в новом гибриде тех или иных полезных признаков сейчас можно уже в лаборатории, на стадии проростка. А в обозримом будущем селекционер сможет «конструировать» гены той или иной овощной культуры, используя геномное редактирование. Как анонсировано выше, доктор сельскохозяйственных наук Сергей Федорович Гавриш, отвечает на интересующие многих вопросы и рассказывает о прорыве в селекции за последние двадцать пять лет, который стал возможен благодаря достижениям биотехнологической науки.

Сергей Федорович Гавриш. Селекционер, автор сотен сортов

Сергей Фёдорович, что можно считать прорывом в селекции томата?

Наука, как и культура, не предполагает значительных изменений за короткое время. Нужны десятилетия, чтобы произошли коренные перемены.
В начале 70-х годов ХХ века в США появились первые генно-модифицированные томаты. Их плоды отличались особой прочностью.

Еще раньше, кстати, были выведены томаты, генетически устойчивые к фузариозу и нематоде, и то был настоящий прорыв. И после этого селекция томата пошла по нарастающей. Сейчас в работе гибридные линии томата, устойчивые к семи заболеваниям, а в дальнейшем будут созданы гибриды с генетической устойчивостью к 9-10 болезням. Такова эволюция селекции…

Наука, как и культура, не предполагает значительных изменений за короткое время. Нужны десятилетия, чтобы произошли коренные перемены

В конце ХХ века обнародованы первые результаты работы с молекулярными маркерами. С того момента биотехнология стала помогать селекционерам - ускорять их работу. Американцы и голландцы первыми использовали в селекции молекулярные маркеры. В начале 2000-ных и мы начали работать с маркерами. И случился настоящий прорыв – за короткий срок были выведены томаты, устойчивые к ВТМ, кладоспориозу, фузариозу, нематоде.

Без искусственного заражения, а только при помощи лабораторных исследований оцениваются исходные линии, чтобы узнать – есть ген устойчивости или нет, в гомозиготе он, или в гетерозиготе. Вместо добрых трех лет, это все делается теперь за один культурооборот, то есть селекционная работа ускоряется в три раза.

Что надо задействовать, чтобы получить современный гибрид?

Если занимаешься селекцией и хочешь конкурировать с мировыми лидерами в этой области, то в своей работе должен опираться на самые прогрессивные методы. Помимо того, надо задействовать весь интеллектуальный потенциал лаборатории селекции.

«Нет коллекции, нет селекции»

А задач перед командой селекционеров множество, в том числе и сбор исходного материала. Как я говорю своим селекционерам: «Нет коллекции, нет селекции». Мы нацелены собирать все новое, что есть в мире. И все, что собрали изучать, разбирать, использовать в своей работе, ведь когда есть обширный и разнообразный материал, на его основе можно делать все, что угодно.

Вы используете дикорастущие виды?

Нет, мы с ними не работаем. Ведь в этом случае от дикорастущих форм надо взять полезные признаки и ожидать результатов не менее 5-7 лет. Но за это время требования рынка могут измениться самым коренным образом.

Гены устойчивости к новому заболеванию мы ищем не у дикорастущих видов, а у современных гибридов, наделенных полезными нам признаками.
Если уж говорить об использование дикорастущих форм в селекции, то для этого в мире имеются целые институты.  А мы – коммерческая фирма и не проводим фундаментальные исследования. Наша цель – создание коммерчески успешных гибридов.


Как гибрид становится продаваемым, коммерчески успешным?

Обычно – по воле случая. Гибриды, полученные в процессе селекции ждет разная судьба. Одни из них канут в лету, так и снискав славы, другие сразу же заявляют о себе, а третьим надо «отлежаться», пройти проверку временем, чтобы стать бестселлером. Так, например, случилось с нашим гибридом огурца F1Мамлюк. Пять лет к нему присматривались, изучали, и вдруг – пошел, его начали выращивать, производители поняли наконец-то, что этот огурец устойчив к вирусам, хорош на вкус, дает высокий урожай.

Хочу отметить, что производственники не всегда адекватно оценивают гибрид. Им надо время, чтобы попробовать его у себя и убедиться в том, что он ничем не уступает «голландцам». А ведь стереотип, что «голландские – значит хорошие», еще очень силен. Нам пока еще трудно доказать, что мы делаем гибриды лучше, чем иностранные коллеги. Пример тому - наши томаты F1 Т-34, F1Таганка, огурец F1 Кураж. Такого у голландцев нет.

 

В чем заключаются современные методы  селекции? Насколько они сокращают этап получения гибрида?

Прежде всего - маркер-опосредованная селекция. У томата около 100 заболеваний. Традиционные методы селекции подразумевают множество этапов: инфицирование, оценка результатов заражения, для чего нужны вирусологи и фитопатологи, а еще – специальные боксы и прочее…

Работая с маркерами, мы уже через неделю и даже раньше имеем результат. И как я уже говорил, можно получить линии томата, устойчивые не только к семи, как сейчас, но даже к 9-10 заболеваниям.  Это и есть настоящий прорыв в селекции и первый плюс от работы с молекулярными маркерами.

Второй – экономия сил и площадей. Если в традиционной селекции растения надо выращивать весь сезон, и посадки их занимают большие площади, то для оценки устойчивости на стадии семядолей при помощи молекулярных маркеров площадь теплиц будет использоваться в 2-3 раза эффективней. Там останется расти только то, что отобрано, с набором определенных полезных признаков, а все остальное будет выброшено еще на стадии рассады.

Сейчас у нас лаборатории и в Москве, и в Крымске. Там, помимо молекулярных маркеров, открыта еще и лаборатория гаплоидов, где мы получаем гаплоидные линии буквально за полгода. Особенно результативна эта работа на двулетних культурах. Традиционными методами линию лука получали только за 10 лет, а используя культуру гаплоидов в лаборатории процесс сокращается до одного года.

Где же подобрать специалистов для работы в лабораториях?

Специалистов мы не ищем, а выращиваем. Присматриваемся к выпускникам Тимирязевки, где есть кафедра биотехнологии. Для лаборатории в Крымске подыскиваем выпускников Краснодарского сельскохозяйственного института. Постепенно они повышают свой уровень и за 1,5-2 года некоторые из бывших выпускников вузов уже показывают неплохие результаты. Со временем они вырастут и «вызреют» до специалистов высокого уровня.

Каковы показатели успешной деятельности селекционной фирмы?

Главный показатель успеха, когда ваши сорта и гибриды выращивают производители овощей

Не менее важный критерий - выведение гибридов, устойчивых к вирусам и болезням. Например, на Востоке требуют томаты, устойчивые к вирусу бронзовости и желтого скручивания листьев, поскольку там 100%-ная поражаемость растений этими вирусами. Получив такие гибриды, мы, например, смогли расширить географию продаж на Востоке.

Помимо этого, у вас должны быть томаты с разными типами плодов. Если, к примеру, на Востоке, где большая часть продукции идет на экспорт, требуются томаты с красными прочными, транспортабельными плодами, то в Европе теперь бум на кистевые и эксклюзивные, в Японии – на розовоплодные. У нас в стране у потребителя тоже весьма разнообразные вкусы – где -то любят красные, где-то розовые, где-то крупные, где-то средние и т.д.

Селекция – это работа на скорость

Чем быстрее создан конкурентно способный гибрид, тем быстрее ты займешь на этом рынке свою нишу. Если будешь делать гибрид 5-10 лет, то не догонишь никого и проиграешь.
Помимо всего, очень важна работа на опережение.

Производитель, может быть, еще и не знает, что будет востребовано в будущем, а селекционер должен угадать, что потребует рынок через 2-3 года. Хотя колебания рынка довольно сложно предвидеть, ведь мода на гибриды очень изменчива. Ты начинаешь делать биф-томат, а в моду входят кистевые и ты их делаешь, а тут оказываются в тренде среднеплодные… Поэтому работать в одном направлении нельзя. Надо создавать и то, и другое, и третье.


Беседовала Елена Аль-Шимари, шеф-редактор журнала «Вестник овощевода»

 

Гавриш - высокое искусство российской селекции. Познакомьтесь с его шедеврами!